Доживет ли Казахстан до 2030 года?

>Ключевой риск для Казахстана - отсутствие сценария транзита власти, - заявил в интервью "Республике" российский политолог Станислав Белковский. По его мнению, отнюдь не кризис способен уничтожить казахстанскую государственность, а именно неспособность тех, кто сегодня у власти, мирно передать ее новому поколению лидеров.

- Станислав Александрович, Вы недавно презентовали доклад, который назывался «Россия в условиях кризиса. Доживет ли Россия до 2020 года?», взяв за основу анализа программу развития страны до 2020. В Казахстане тоже есть программа, она появилась гораздо раньше, чем в России, и рассчитана до 2030 года. Вот, на Ваш взгляд, доживет ли Казахстан до 2030 года?

- Казахстан — это принципиально новая государственность, появившаяся на свет лишь в конце 1991 года. Как и в России, перед элитами Казахстана стоял вызов созидания нового государства. Но, в отличие от России, не на фундаменте прежних исторических государственных форм, а практически с нуля. Российская элита этот вызов не приняла, предпочтя утилизацию советского наследства и вечное поддержание государственности в «постсоветском» переходном состоянии — из Советского Союза в никуда.

Казахстанская элита, как ни странно, его приняла, хотя ей было гораздо сложнее, чем российской. Не было исторически сложившихся основ государственности, априорного, генетического знания народа о принадлежности к единой и независимой национально-государственной сущности. Даже исторически обоснованных границ не было.

Риск — в отсутствии сценария

- Как Вы оцениваете деятельность казахстанского лидера в годы становления Казахстана как независимого государства?

- Многое Нурсултан Назарбаев, на мой взгляд, делал правильно. И попытки исторически привязать Казахстан к империи Чингисхана, и евразийская риторика, и новая столица — всё это на пути созидания государства было необходимо. Вместе с тем, всё это сопровождалось укреплением, цементированием авторитаризма. Я считаю, что авторитаризм в любой стране в любые исторические периоды может быть морально оправдан и функционально эффективен при соблюдении двух условий. Первое — когда целью авторитарного режима является модернизация, второе — когда лидеры авторитарного режима знают, что рано или поздно это режим закончится, и готовят к этому страну (например, Франсиско Франко).

В отличие от российских лидеров, для которых авторитаризм был исключительно условием и технологией распределения огромных материальных ресурсов, в то время как системообразующие конструкции государства и экономики пришли в упадок, Назарбаев шел путем модернизации. Насколько успешно — иной вопрос. Думаю, историческую роль Назарбаева можно будет оценить несколько позднее.

- А на ближайшую перспективу есть прогноз? Например, как Казахстан переживет кризис?

- Сейчас ключевой риск для Казахстана, как я это вижу, — отсутствие сценария транзита власти. Назарбаев рано или поздно уйдет, а что будет потом — неясно. В молодом хрупком государстве, пока не имеющем опыта «экстремального выживания» на крутых поворотах истории, подобная ситуация весьма опасна.

Экономический кризис больно ударит по Казахстану — как по всякой стране, чья экономика в большой степени зависит от внешних факторов. Однако кризис сам по себе не способен уничтожить казахстанскую государственность. Для этого сейчас нет объективных предпосылок. Поэтому если Казахстан сумеет мирно передать власть новому поколению лидеров и сохранит национально ответственную элиту, он доживет и до 2030 года, и будет жить после.

- Причины кризиса в Казахстане отличаются от российских реалий?

- Почти ничем. Это кризис экономической модели, предполагающей высокий уровень зависимости от внешних факторов. Хотя есть и различия. В Казахстане, как мне представляется, выше уровень ответственности элит. Более существенную роль играет реальный (не исключительно декларативный) национализм, который сам по себе есть фактор ответственности. В России же тотальная безответственность элит становится самодовлеющим фактором усугубления кризиса. Никто не хочет спасать страну, элиты рассуждают в лагерной логике: «Умри ты сегодня, а я — завтра».

- Будет отличаться исход событий в России и в Казахстане?

- У Казахстана — больше оснований для оптимизма, поскольку у него есть национально-государственный модернизационный проект, в России же его нет. А всякий такой проект есть стержень государственности, который помогает ей переживать тяжелые времена. России в ближайшие годы вновь предстоит отвечать на вызов, от которого российская элита уклонилась два десятилетия назад: создание нового государства.

Но время упущено. Поэтому сил и ресурсов для перехода к модернизационному проекту в новых условиях потребуется гораздо больше. Казахстан этим путем идет давно, поэтому ему будет легче. Но основные риски — безответственность части элит и отсутствие гармоничного сценария транзита власти — сохраняются.

Путин ответит за все

- Российские олигархи, если судить по Вашему докладу, выводят с помощью правительства деньги на Запад. Суть Ваших выводов можно именно так сформулировать?

- Российские олигархи выводят деньги на Запад всю свою сознательную жизнь. Поскольку их конечная цель — легализация на Западе. Здесь нет ничего нового. Другое дело, что в условиях кризиса ключевые субъекты российской экономической элиты начисто отказываются вкладывать свои деньги в спасение экономики и приступают фактически к приватизации государственных финансовых резервов. Это — высшая и последняя стадия приватизации в России.

Если Вы заглянете в таблицу выплаты дивидендов акционерам крупнейших российских корпораций нашем докладе «Национальная стратегия в условиях кризиса»), то поймете, что российские олигархи только за три последних года заработали гораздо больше того, что они сейчас одалживают у государства. Собственных средств у них вполне достаточно, чтобы решить все краткосрочные проблемы подконтрольных им корпораций. Однако философия российского бизнесмена такова: то, что уже вывезено из России, трогать нельзя. С таким подходом трудно рассчитывать на позитивную роль правящей олигархии в урегулировании кризиса.

В Казахстане, я думаю, есть аналогичная проблема. Но оценивать ее во всей полноте я не готов — у меня недостаточно информации.

- Вернется ли, по Вашему мнению, Путин на пост президента России?

- Если человек полностью провалился на посту главы правительства, зачем ему идти снова в президенты? Тем более что Дмитрий Медведев изящно, но хитро заставил-таки Путина возложить на себя всю полноту ответственности за кризис и его социальные последствия. И на съезде «Единой России» 21 ноября, и во время «прямой линии» на канале «Россия» 4 декабря Путин предстал именно в роли человека, отвечающего за экономическую катастрофу. Для народа это не осталось незамеченным.

В целом же, это вопрос глубоко второстепенный. Россией правит элита, которая устанавливает правила игры и стандарты поведения. Путин был всегда, скорее, символом, чем реальным правителем. Другое дело, что миф Путина очень выгоден многим: на Путина легко переваливать ответственность и за авторитаризм, и за коррупцию, и теперь уже за кризис. Дескать, виноваты не элиты, которые навязали стране логику утилизации и приватизировали в своих интересах силовые структуры, а страшный и ужасный Путин.

Потому все зависит не столько от чиновников на тех или иных постах, а от того, останется ли у власти нынешняя элита в целом. Элита, поклоняющаяся деньгам как богу и ставящая своей целью легализацию самой себя на Западе. Для чего Россия со всеми ее нерастраченными ресурсами служит орудием и инструментом.

Изменения же в Конституцию придумал Медведев, чтобы показать: в этих вопросах он может вести себя жестче и решительнее предшественника, компенсировав таким образом дефицит внешней брутальности, и чтобы отвлечь публичное внимание от главного — кризиса и его последствий. Насколько мне известно, Путин о конституционных поправках впервые услышал во время оглашения Послания президента РФ Федеральному собранию.

- Вы говорите, «все грохнется» в 2009-м. Что же такого Вы ожидаете в конце 2009 года?

- Грохнется не все, а экономика современной России — путиномика. Подробное описание этой модели Вы можете взять из доклада «Национальная стратегия в условиях кризиса» (его можно прочитать на сайте АПН.ru — авт.).

Россия исчерпает финансовые резервы, с помощью которых она может сейчас латать дыры и демпфировать наиболее острые социальные проблемы. Неэффективность модели станет очевидной во всех областях и отраслях.

В такой ситуации перед Кремлем встанет выбор: а) переходить к созданию новой государственности и отсекать старую элиту от власти и управления, или б) соглашаться со смертью государства (как это было на рубеже 1916/17 гг. и 1980/90-х гг.). Захочет ли Медведев пойти путем Николая II — Горбачева или история его все же чему-то научила, скоро узнаем. Через год.

Не будем пока хоронить Америку

- Наблюдаются ли в мире признаки заката цивилизации, лидер которой — США?

- США — лидер не только англосаксонской цивилизации, но всего мира. Это единственная сверхдержава. Её основная глобальная функция — выработка стандартов и образцов, на которые ориентируется, в той или иной степени, весь мир.

- Но в связи с кризисом, не изменится ли структура лидерства в мире?

- Кризис показал, что доминирование США в обозримом будущем сохранится и даже, в некоторых вопросах, будет упрочено. Потому что только у США есть достаточный запас прочности для того, чтобы вынести лидерское бремя.

В этом смысле очень важным событием уходящего года стало избрание президентом США Барака Обамы. Лидер такого типа может справиться с миссией «председателя Земного шара», «главы глобального антикризисного штаба». Старик Маккейн, мыслящий в категориях тридцатилетней давности, с такой миссией не справился бы. И раз Обама победил — значит, истории угодно, чтобы американское лидерство сохранялось.

- А какие страны еще могут выйти на первый план?

- Еще недавно многие, в том числе и я, говорили, что второй сверхдержавой может стать Китай. С началом кризиса стало очевидно, что к этой роли Китай пока не готов. И в области экономики, и на психологическом уровне Пекин слишком зависим от Вашингтона. Да и китайский язык не займет в обозримом историческом будущем место английского. Китай — великая сила, и влияние его растёт, но о сверхдержавном статусе пока говорить рано.

Динамично развивается региональный проект латиноамериканского социализма, олицетворяемый Чавесом и Ко. Однако и этот полюс силы не сможет бросить вызов США в глобальном масштабе. Так что подождем и пока не будем торопиться хоронить Америку. Она явно еще не сказала своего последнего исторического слова.


Tags

яблучний спас Гутерреш Херсонес Таврійський авторское право  озвучка Міські гуляння Владимир Токарев и его Уго (Hugo) Босс Юрий Рейльян – как воровать для Дерипаски и не сидеть? ООО Свободный Сокол \"Подставы\" Светланы Радионовой? Виктор Бударин дрессирует силовиков и судей Краснодарского края Рустэм Магдеев — \"теневой банкир\" или \"рейдер\"? погода в Одесі Иван Боршош идет в Раду ради неприкосновенности Сильвер Загогулина Потанина Омерзительный приспособленец и рейдер Виктор Бондарь: биография антигероя Олег Петренко: проект Арсена Авакова и Михаила Бродского Зачем Кариму Масимову дали генерал-майора Иванющенко и Дядечко слили «Гефест» рейдеру Паршину Кочтин член пикник Net Element ЛМР поцелуй Чернігов Константин Бушуев Минько Сергей Румянцев Андрей Дмитро Крючков Звездные фотосессии Супермодели Марш нескорених порушення ПДР Олег Синютка Очередная жадность Владимира Токарева Юрий Моша помогает мигрантам во всем мире местное самоуправление  В Петербурге за организацию убийства задержан глава Международного агентства оценки морских рисков жизненная философия Джамбульский Рашид Салихдзчан Шамазов Саша Шамаз Шифрин Эдуард Шнайдер Алекс Приходько Сергей Хромченко Ольга Муравьев Александр Капба Тимур Митриев Василий Финансовая лизинговая компания ФЛК