АСВ выжимает с экс-главы НВКбанка почти 5 миллиардов рублей

Не найдя оснований требовать с бывшего предправления НВКбанка Владимира Кравцева 306 млн рублей убытков, саратовский арбитраж однако привлёк его к субсидиарной ответственности. Размер её ещё не определился. Агентство по страхованию вкладов утверждает, что потенциально можно требовать с Кравцева 4,7 млрд рублей, но у банка ещё есть, что продавать. И точной суммы назвать нельзя до окончательного расчета с кредиторами.

Как ясно из судебных документов, в прошлом году ООО «Тендер-Консалт» требовало и с Кравцева, и с бенефициара банка Владислава Бурова солидарно те самые 4,69 млрд рублей. У АСВ были претензии только к бывшему предправления. В ноябре 2023 года претензии «Тендер-Консалт» к Кравцеву выделили в отдельное производство и объединили с требованиями АСВ о субсидиарке.

Позиция АСВ строится на том, что Владимир Кравцев занимал пост председателя правления банка с мая 2012 года и вплоть до отзыва лицензии в январе 2020. По своей должности Кравцев был обязан регулярно предоставлять наблюдательному совету банка данные о его финансовом состоянии, сделках и других решениях, которые могут существенно повлиять на положение организации. С апреля 2019 года, как установило АСВ, НВКбанк начал допускать уменьшение объёма собственных средств до уровня ниже размера уставного капитала. Так, на 1 апреля 2019 года уставной капитал банка составлял 350 млн рублей, а размер собственных средств на ту же дату равнялся 269,4 млн рублей, что само по себе являлось основанием для принятия мер по предупреждению банкротства.

Далее АСВ опять оперирует понятием «техническая задолженность», утверждая что на балансе НВКбанка имелись такие долги 13 юридических и 1 физического лица, кроме того, Агентство считает, что банк завышал стоимость своей недвижимости. Ранее именно на этих основаниях АСВ пыталось выставить контролирующим лицам банка 306 млн рублей убытка. Но суды трёх инстанций отказались считать его должников техническими заемщиками.

Но Владимир Кравцев, как полагает АСВ, должных мер по спасению банка от банкротства не принял, хотя не мог не знать о том, каково его истинное финансовое положение. Кроме того, Агентство утверждает, что Кравцевым «предпринимались действия по уклонению от надлежащего резервирования ссудной (приравненной к ней) задолженности», резервы банка на возможные потери формировались в заведомо недостаточном объёме (около 20%).

На момент отзыва у банка лицензии 24 января 2020 года его активы составляли 7,3 млрд рублей при обязательствах на 9,6 млрд. Размер долгов на 2,2 млрд превышал стоимость его имущества. Согласно бухгалтерскому балансу на эту дату, составленному временной администрацией, банк полностью утратил собственный капитал, его собственные средства, как указано в судебном определении, составили 593,7 млн рублей со знаком «минус».

Контролирующие лица банка, указывает суд, признаются виновными в его банкротстве, если их действия, повлекшие за собой финансовые проблемы, не были добросовестными и разумными, а также в том случае, если топ-менеджеры знали о предбанкротном состоянии и бездействовали. Владимир Кравцев, заключил суд, не мог не понимать, что с НВКбанком происходит, а потому должен теперь за него отвечать. В том числе финансово. А значит, субсидиарки ему не миновать.

Правда, с миллиардами, которые называют АСВ и «Тендер-Консалт», пока придётся подождать. Основания для субсидиарной ответственности есть, но в дальнейшем производство по заявлению АСВ суд считает необходимым приостановить. До завершения расчетов с кредиторами.

На этом солидарность АСВ и «Тендер-Консалта» заканчивается. Компания эта принадлежит члену комитета кредиторов НВКбанка Роману Переплетову и ведёт с Агентством затяжные споры о продаже имущества банка, с которым АСВ не спешит. Между тем не проданным остается в том числе самый сложный, крупный, но интересный актив — комплекс старинных построек у новой набережной Саратова, известный как «мельница Шмидта». Но АСВ и комитет кредиторов никак не договорятся о порядке новых торгов и продажной цене лотов.




Актуально

Резонанс

Теги