Как Розенбаум судился с мусорщиками, Шнур прогорел на «Пушкине», а Нагиев заработал 4 тысячи рублей за год

Популярный бард Александр Розенбаум процессуально закусился с монополистом питерского мусорного рынка и… проиграл в суде. Вспомним и других селебрити , которые попытались и пробуют заниматься бизнесом. Спойлер: выходит так себе. Сергей Шнуров не даст соврать, поддержит тему Татьяна Буланова, а Игорь Бутман прямо говорит, что «для артиста бизнес – это не про деньги».

Это касается и музыканта Александра Розенбаума. Сеть пивных для среднего класса по кошельку «Толстый фраер» открылась ещё в 2003 году. Формат – мужские посиделки под хорошее пиво и соответствующую рыбную закуску. Если изучить налоговую документацию данного бизнеса, то налицо взлёты и падения – конечно, лучшие времена были в так называемые «тучные нулевые», тогда ещё в таких заведениях делали акцент на показе футбола. Религия Санкт-Петербурга – «Зенит» — играл в Лиге чемпионов, все это хорошо монетизировалось до поры до времени. Но закрытие заведений в ковид, потеря доходов населения не самым лучшим образом отразились на сети «Толстый фраер», как и отстранение наших футбольных клубов от еврокубков. Но в конце прошлого года один из учредителей пивной (40% акций) нами всеми любимый бард Александр Розенбаум подал в суд на АО «Невский экологический оператор». Про эту компанию «Наша версия» уже раскрывала лоббистские детали, как и почему возник монополист по вывозу отходов с потрясающими госконтрактами. Но сейчас речь не об этом. Здесь вопрос технический. Коммунальщики подали иск на «Толстого фраера» в размере 385 тысяч рублей. Сумма небольшая, но Розенбаум пошел на принцип, обратившись в арбитраж. Сумма долга накопилась в 2022 году, когда кафе не работали из-за ковида. Представители певца в суде поясняли: зачем платить коммунальщикам, если мы их услугами не пользовались? Но Фемида в итоге оказалась на стороне НЭО, и громкое имя не помогло.

Конечно, не только Александр Розенбаум из селебрити вкладывался в какой-либо бизнес. Обычно в разрезе общепита все происходит. В прошлом году певица Татьяна Буланова открыла собственный ресторан «Гастрономика», пока налоговых данных и фактов по нему нет, но сама новоиспеченная бизнес-вумен признавалась на закрытых разговорах, что «дело оказалось, мягко говоря, непростым». Тимур Юнусов, он же Тимати, хоть и не петербуржец, но имеет долю в 25% в Петербурге в ресторане «Red Box» на Большой Конюшенной улице. Заведение показывает прибыль, которую можно посчитать статистической погрешностью. Лидер джазовой группы «Billy’s Band» Вадим «Билли» Новик является совладельцем двух предприятий общепита в Петербурге — бар «The Hat» на улице Белинского (33,33% акций) и «Анонимное общество усердных дегустаторов» на улице Рубинштейна (100% акций). Профит тоже чисто символический.

Может быть лучший джазовый исполнитель страны Игорь Бутман имеет на канале Грибоедова свой собственный профильный «Джаз-клуб Игоря Бутмана» (доля – 50%). Музыкант не скрывает, что это скорее не бизнес, он весьма убыточный, но место встречи с друзьями, которое изменить нельзя. Бутман говорил корреспонденту «Нашей версии»: «Для артиста бизнес – это не про деньги, ну какие мы бизнесмены? Так, для души занятие, навыков нет, мы ж не акулы капитализма!».

Сергей Шнуров, он же Шнур, ещё в 2010 году открыл на улице Жуковского бар «Синий Пушкин». Медийно он позиционировался как «место, где можно встретить богемное питерское лицо». Ну и махнуть с ним, с лицом, стаканчик. Дело не пошло от слова совсем. Наверное, сказались и кусачие цены.

У Дмитрия Нагиева вообще не задалось в предпринимательстве, но и сферу он выбрал нетривиальную. «Фонтанка» рассказывала в 2021 году: Петербургская компания «Соул Кэмп», совладельцем которой являлся актёр Дмитрий Нагиев, ликвидировалась. Она занималась кемпингом. Компания была зарегистрирована в 2017 году на проспекте Луначарского. Нагиев владел 20% ООО «Соул Кэмп». Судя по виду деятельности, компания занималась размещением людей в кемпингах или жилых автофургонах, но, похоже, ей самой никто не занимался. Если верить системе СПАРК, в фирме всё время официально работал один человек, выручка «Соул Кэмп» за 2018 год составила 700 тыс. рублей, а чистая прибыль — всего 4 тысячи». Прогорел и ресторан китайской кухни «Хуанхе» Дмитрия Нагиева в столице. Несмотря на многолетние съёмки сериала «Кухня», где Дмитрий Владимирович владелец изысканного французского ресторана, в реальной жизни такой опыт ему не помог.

Ушедшая от нас по тяжелой болезни в 2010 году замечательная актриса Анна Самохина владела двумя ресторанами в Петербурге – «Граф Суворов» и «Поручикъ Ржевский». Они не пережили финансовый кризис ещё 2009 года. Она жаловалась, что в центре северной столицы жуткая арендная плата.

Есть все же и хорошие примеры, можно сказать, исключения из правил. Бывшему барабанщику группировки «Ленинград» Денису Можину принадлежит 40% в ООО «Звезда», управляющем гастробаром «Дружба» на Звёздной улице. Чистая прибыль небольшая, но и не символическая – за 2022 год около пяти миллионов, актуальнее данных пока нет. Пока сложно сказать, как развиваются дела у пышечной Стаса Костюшкина («Чай вдвоем») на Пулковском шоссе, проект совсем свежий, но он уверяет, что «даже лучше, чем ожидал». Посмотрим на дистанции.

Обязательно нужно в контексте статьи припомнить бизнесы петербургских футболистов. Деньги у них есть, а вот… Впрочем, судите сами. Тут для прикола можно вспомнить совсем древнюю историю. Сейчас это прозвучит странно, но ныне богатейший клуб страны «Зенит» всегда был беднейшим в нашем чемпионате, что в советское время, что в 90-е. Первые приличные деньги игроки стали получать с начала нулевых, и вкладывали их как умели. Всем известный Александр Кержаков открыл кафе «Лукоморье» в жилом доме на улице Рентгена (было и второе одноименное на Савушкина). В 2005 году там случился скандал – футболисты «Зенита», тогда совсем юные Игорь Денисов и Владимир Быстров, вели себя ночью шумно, орала музыка, и жильцы вызвали милицию. Приехал наряд. Денисов, именинник в тот день, целых 20 лет исполнилось, бывший изрядно навеселе, кричал стражам порядка: «Снимайте форму, и давай драться по-мужски!». И ещё много идиоматических выражений, как говорится. Его от милиционеров оттаскивал Андрей Аршавин. Историю пришлось заминать службе безопасности «Зенита», а кафе вскоре закрылось. Наверное, все же по экономическим, а не этическим причинам.

Все тот же Кержаков, находясь на отдыхе в 2013 году, познакомился с неким бизнесменом, как тот представился, Михаилом Суриным. И с его подачи решил вложиться в нефтяной заводик в Воронеже. Перечислил 330 миллионов, однако завода никогда не существовало в природе. «Бизнесмен» был осужден, но вот деньги вернуть не удалось. Наивность футболистов дело не штучное, это тенденция. Многолетний вратарь «Зенита» и сборной России Вячеслав Малафеев и вовсе одолжил огромную сумму человеку, который представился полковником ФСБ, предложив создать общий бизнес-проект. Скажем так, коллекторской направленности. Малафеев потерял на этом 40 миллионов. А так предпринимательские интересы экс-голкипера широки: риелтерство, общепит, даже продюсирование музыкальной группы «М-16» (вратарь всегда выступал под шестнадцатым номером), однако сам признавался, что «успехи пока скромные».

А бывший капитан «Зенита», ныне тренер команды медиалиги «Чисто Питер» Владислав Радимов когда-то выступал за испанскую «Сарагосу». Вместе с партнёрами по команде и своим другом, недавно скончавшимся журналистом Василием Уткиным, он вложился в небольшой местный винный завод в провинции Риоха и 50 га виноградников сортов темпранильо, масуэло и грасиано. Бизнес быстро прогорел.

В 2020 году «Наша версия» подробно описывала, как питерская экономическая полиция пришла с обысками в автосалон «Мерседес», совладельцем которого являлся экс-хоккеист сборной России, чемпион мира Максим Сушинский. Причина обыска – подозрение в отмывании денег. К спортсмену претензий не было, но экс-игрок СКА и омского «Авангарда» как-то рассказывал: «Когда я выступал в Омске, моя сеть автосалонов работала в Петербурге, контролировать процессы было тяжело. И персонал банально воровал. Тогда понял, что бизнесом надо заниматься в режиме реального времени, 7 на 24, как говорится. Иначе ничего путного не выйдет. Человек не может быть талантлив во всем. Бизнесом надо заниматься с фанатизмом, или вообще не заниматься. Просто так, под громкое имя, денежки не потекут. Их надо выгрызать».

Да, пожалуй, Максим Сушинский на тему статьи сформулировал главную мораль: громкое имя в бизнесе, конечно, даёт некие преференции поначалу, но и притягивает мошенников; талантливый человек на эстраде или в спорте как раз часто бывает абсолютным профаном в торговом деле; бизнес – вещь жесткая, его необходимо контролировать и бдить, иначе вложения превратятся в акции АО «МММ».

И напоследок в виде десерта, что ли, история про Жерара Депардье, который в 2011 году открыл итальянский ресторан «Барбарескон» на Малой Конюшенной улице в Петербурге. Позиционировался как винный – бокал вина 125 грамм стоил от 700 рублей. Так вот, на пресс-показе актёр нам, журналистам, показал, как умеет пить вино. В него вошло бутылок десять, и это не фигура речи. Веселел, становился разговорчивее, употреблял все больше русских слов, глаз блестел, тем более журналистки были в платьях (дресс-код установили). Кино, да и только. А вот сам ресторан в таком формате не просуществовал и двух лет – в Питере, конечно, пить, но не по таким ценам.




Актуально

Резонанс

Теги