Семейные тайны Сечиных

Сeмeйныe τaйны Сeчиныx

«Через месяц она завязала отношения с сыном самого известного человека в стране».

СМИ стал известен сенсационный секрет самого «закрытого» дома –Игоря Сечина. Оказалось, что супруга сына главы Роснефти Ивана (умер 40 дней назад) Кристина Владимировна Сечина имеет в определенных кругах репутацию «синей бороды» в юбке. Чтобы скрыть , кем на самом деле являлась новый член семьи Сечиных , невесте перед свадьбой полностью сменили фамилию, имя и отчество. Ранее она имела паспорт на Татьяну Михайловну Султанову и это ее настоящее имя. Перед бракосочетанием стала сначала Кристиной Владимировной Щедриной. А потом и Кристиной Сечиной.

 uriqzeiqqiuhatf kkiqqqidrrirtvls

Зачем такая конспирация?

Оказывается, ранее Татьяна-Кристина была замужем за директором Формулы 1 в Сочи, крупным и богатым бизнесом Сергеем Воробьевым, который умер при странных обстоятельствах в возрасте 43 лет, а все его имущество оказалось захвачено супругой Сергеева Татьяной-Кристиной. Из-за этой истории Игорь Сечин, который дружил с Сергеевым, был категорически против, чтобы его сын женился на Татьяне. Но потом вынужден был согласиться, с условием, что она полностью сменит ФИО и выяснить личность супруги сына будет невозможно.

В результате 35-летний Иван Сечин тоже скоропостижно скончался в особняке элитного СНТ Зелёный ветер-2 5-го февраля. Когда он почувствовал себя сильно плохо, в доме была его супруга Кристина-Татьяна. Именно она приняла решение не вызывать «Скорую», а зачем-то отправила охранника в аптеку за лекарствами от почек. Он отсутствовал почти час, а когда вернулся Иван Сечин уже был при смерти и без сознания. Только после этого была вызвана обычная «Скорая», а не платная или «кремлевская» Скорая . В результате «Неотложка» ехала час и по приезду врачи констатировали смерть сына главы Роснефти.

Иван Сечин умер также странно, как и ранее Сергей Воробьев. Сначала мы опубликуем материал а потом редакция ознакомит читателей с рассказом матери Сергея Воробьева.

Расследование показало, что 36-летняя вдова Ивана Сечина совсем не та, за кого себя выдаёт. Её истинная биография была скрыта незамысловатыми ухищрениями службы безопасности Сечиных. Настоящее имя невестки Игоря Сечина — Татьяна Михайловна Султанова. Дочь работника киноиндустрии и банковской служащей родилась и выросла в столичном Солнцево. Сначала она пошла по стопам матери и устроилась в КБ Гагаринский, но быстро смекнула, что жизнь от зарплаты до зарплаты не для неё, и стала охотницей за сердцами состоятельных мужчин.

Татьяне Султановой довелось познакомиться с известным стритрейсером, ставшим впоследствии директором Формулы 1 в Сочи Сергеем Воробьевым. Их роман развивался стремительно и уже очень скоро сердцеедка из столичного спального Солнцева переехала в Одинцовский район к нему в огромный особняк. Пара прожила несколько лет, но официально расписаться Сергеев не хотел и женился ровно за четыре месяца до смерти.

У пары был ребенок, крестным которого стал Игорь Сечин- хороший знакомый Сергея Воробьева. Также глава Роснефти попросил Сергея взять опеку над его сыном Иваном, который увлекался автогонками. В результате тот стал выступать на соревнованиях под фамилией самого Воробьева (для конспирации), стал вхож в дом директора Формулы -1 в Сочи.

Через четыре месяца после свадьбы с Татьяной, Сергей Воробьев неожиданно умер в возрасте 43 лет.

Редакция с небольшими купюрами приводит первый подробный рассказ матери Сергея Воробьева Тамара Юсеф о вдове Ивана Сечина.

«Исповедь матери

Моя первая, наверное, и последняя исповедь. Исповедь матери, которая потеряла своего сына, которого любила его больше жизни и посвятила всю свою жизнь воспитанию сына. Когда Сереженька родился, я ушла из института, о котором мечтала всю свою жизнь (ГИТИС, актерский факультет), и ни разу не пожалела об этом, потому что у меня было 42 года счастья. Сейчас я живу, как в аду. Мир стал пустым. Осталась одна боль. Боль и тоска ежесекундная, ежеминутная, от которой сходишь с ума. Особенно это остро ощущаешь с утра, когда просыпаешься, что ты ни сегодня, ни завтра, никогда его не увидишь и не услышишь, его голоса, смеха.

Он никогда не позвонит и не спросит: «Мамуля, как ты себя чувствуешь?» И только его запах, запах кожи такой любимый и родной с детства, до его ухода, он со мной. Так я живу уже долгие годы. Говорят, время лечит, но это неправда. Оно не лечит, а калечит. Боль и тоска становится все острее и острее. И самое страшное, то, что мой сын ни слова не сказал о своем диагнозе. Он не смог, потому что знал, что этот диагноз на двоих. И когда позвонили из Германии, и сообщили, что моего мальчика не стало, меня врачи ввели в искусственную кому, потому что боялись, что я не смогу выдержать такой удар. После комы был обширный инфаркт, потом второй (выписка). Но меня спасли, я живу до сих пор, если это можно назвать жизнью. В то время я жила в оздоровительном центре под управление делами президента. Раньше это был санаторий «Сосны» (Справка о проживании в ОК Сосны).

…..Самое страшное – это похоронить своего ребенка. И как можно жить после, это не описать, не принять, не смириться невозможно.

Я осталась одна. У меня нет ни братьев, ни сестер и других детей. Есть единственная внучка, которую я не видела 7 лет, потому что против его жена, Султанова Татьяна Михайловна, с которой сын был расписан всего 4 месяца, Его помощник Теппер, вскрыли его личный сейф в офисе, и забрали оттуда все самое ценное, включая копию моего завещания. Я до сих пор не знаю, где завещание. Я была в таком состоянии, что они думали, что я не переживу эту трагедию.

Тело моего мальчика еще было в Германии, когда они стали распродавать все, что приобрел мой сын. А там было, чего брать. Они не скрывали своей радости и ликования по поводу ухода моего сына. У сына было 6 или 7 машин, включая Mercedes-Maybach, и столько же мотоциклов, включая Harley-Davidson и другие. Все машины, кроме Mercedes-Maybach, были со спортивным тюнингом, который стоил в 3 раза дороже, чем сами машины.

Его бывшая жена, с которой он прожил 3 года, а расписан ,был всего 4 месяца, была из Солнцева, из очень неблагополучной семьи. Она была из тех девочек, которые охотятся за статусными женихами. Она год преследовала моего сына, и сделала все, чтобы быстро забеременеть. Мой сын не мог допустить, чтобы его ребенок пострадал, и он снял в Бузаева 3-этажный дом, обставил эксклюзивной мебелью и поселил ее там. Когда не стало моего мальчика, они объявили его банкротом, и что у него ничего нет, а мать психически больна, поэтому он держит меня в закрытом пансионате, хотя я жила в самом престижном пансионате от управления делами президента.

Теппер Никита и Антон Претулин были помощниками моего сына, но они были мальчишки на побегушках, и никакой функции по работе не несли. И все они не зарабатывали ни копейки. Мой мальчик щедро содержал их. Они ездили на самых дорогих машинах, снимали дорогие квартиры, которые оплачивал мой сын, об этом знают все. Но они все его предали, и объединились, чтобы забрать все, что было у него. Теппер Никита знал, что можно было забрать, продать, присвоить. А Султанова была наследницей. Только они не знали, что со мной делать. Очень надеялись, что я уйду вслед за сыном, но не получилось. Но видимо, перепугавшись незаконных действий, они попрятались, бросив меня в тяжелом состоянии и без средств к существованию все машины и мотоциклы были проданы.

Султанова вывезла из дома в Бузаева всё, что там было. У него была коллекция дорогих часов, одежда на десятки миллионов рублей. Султанова ни одного дня не держала траур. Она бегала по всем клубам, как сейчас говорят, «зажигала», это все было выставлено в интернете. Потом друзья Сережи объяснили ей, что если она еще раз появится в клубах, они ей переломают ноги. Она даже место захоронения в Троекуровском кладбище оформила на себя(паспорт захоронения). Ему дали по статусу место захоронения бесплатно. Хотя ни разу за 7 лет не посетила место захоронениямоего сына. Для меня самое страшное то, что, когда меня не будет, меня не смогут похоронить вместе с сыном.

Она просто продаст это место чужим людям. Через месяц она завязала отношения с сыном самого известного человека в стране. Мой сын по просьбе отца Ивана взял шевство над Иваном. И он не спускал с него глаз 5 лет. Он даже выиграл на соревнованиях под фамилией Воробьев. Просто эта фамилия очень известная, и я не хочу его позорить. Его отец является крестным моей внучки. И он объяснил своему сыну, что он никогда не разрешит жениться на Султановой Татьяне Михайловне. Когда не стало моего сына, она мне сразу заявила, что не собирается возвращаться к той нищете, в которой она жила, наоборот, будет стараться повышать статус и свое материальное благополучие, поэтому она быстро проделала тот же трюк, который проделала с моим сыном, взяла и забеременела. Сейчас я ничего не знаю, но я не завидую той семье, в которую она попала. Она очень неадекватный человек и лжет на каждом шагу.

Позже они занялись зданием, где находился его офис(купля). Это здание, расположенное по адресу г. Москва, улица Яузская, дом 10/2, строение 4. Мой сын выиграл по тендеру. Его нельзя было продавать, оно должно было отойти городу после ухода сына. Но Теппер и Султанова каким-то образом продали, чтобы замести следы, они перепродавали его 4 раза(продажа). И сейчас там построили офисный дом по архитектурному плану, который выдали моему сыну.

В канун 50-летия моего сына, он родился 30 июля 1969 г., я бы хотела, чтобы его друзья вспомнили его. Я прошу прощения за то, что без Вашего разрешения печатаю Ваши фотографии. И от имени Сережи и от меня прошу у всех прощения, если невольно кого-нибудь обидели».

По словам Тамары Юсеф выход, что ещё когда тело ее сына находилось заграницей, Татьяна Султанова начала распродавать имущество Сергея, оставив пожилую женщину ни с чем. Более того, вдова лишила её возможности общения с единственной внучкой.

А уже через месяц после смерти Воробьева (его похоронили на Троекуровском кладбище, участок на котором Татьяна оформила на себя), девушка начала встречаться…с Иваном Сечиным. Как отмечает редакция, Игорь Сечин был, мягко говоря, в шоке от выбора сына и неоднократно заявлял, что свадьбы никогда не будет. Но Татьяна, как и в случаи с Воробьевым, прожив с Иваном несколько лет в гражданском баке - забеременела и глава Роснефти дал добро на брак, при условии, что Татьяна Михайловна Султанова навсегда исчезнет. В результате 13 июня 2018 года так и произошла. В этот день в Кутузовском отеле ЗАГСА Татьяна Султанова превратилась в Кристину Щедрину. А 30 ноября 2018 года состоялась свадьба, после которой Щедрина стала Сечиной.

Пара интересный историй из биографии Кристины-Татьяны.

В 2013 году (через год после смерти Воробьева) вдову возил Мерседес, купленный компанией Нефтепромлизинг (позднее, как и многие авто семьи Сечиных, машина была передана во владение ПАО Роснефть, а далее на баланс ЦСН Росгвардии). А у Татьяны Султановой, унаследовавшей от Сергея Воробьева легендарный тюнингованный Ниссан Скайлайн мощностью 900 лошадиных сил, который помнят все стритрейсеры Москвы, номер ИНН полностью совпадает с ИНН ИП Кристины Сечиной. Надо признать, сейчас кроме этих данных в открытых источниках упоминаний дважды вдовы не найти. Все зачищено.

rucriminal




Актуально

Резонанс

Теги